Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Проявление Любви

Глава 63

1953



В ФЕВРАЛЕ 1953 ГОДА Уилльям Бранхам проводил недельную исцелительную кампанию в Таллахасси, столице штата Флорида. Однажды, когда он, его жена и его администратор обедали в кафе в центре города, улыбающаяся шестилетняя девочка помахала ему рукой за витриной. Он помахал ей в ответ. Вскоре она пришла в этот ресторан, ведя за руку своего отца. Они остановились у стола Билла, и девочка сказала:
— Брат Бранхам, вы помните меня?
— Нет, думаю, что не помню.
— Когда вы помолились за меня, Бог исцелил мой слепой глаз.

Ее отец все объяснил. В прошлом году при несчастном случае его дочь сильно поранила глаз. Ее врач сказал, что у нее не было никакой надежды вновь видеть этим глазом, однако отец сказал: “Нет, есть еще надежда”. Он взял дочь из больницы, устроил для нее постель на заднем сиденье своей машины и отправился в штат Индиана, останавливаясь, только чтобы покушать и купить бензина. В Джефферсонвилл они приехали в воскресенье вечером и застали Билла как раз тогда, когда он выходил из церкви. Он помолился за девочку, и теперь она была исцелена.

— На какой глаз ты была слепой? — спросил Билл.
— На этот, — сказала девочка. — Нет, я имею в виду этот.
Она сначала указала на один глаз, а затем на другой.
— Знаете, я даже не помню.
Ее отец засмеялся и сказал:
— Это был этот глаз.

Уходя, девочка вручила Биллу конверт, который он засунул себе в карман и совсем забыл о нем, пока не приехал домой. Открыв конверт, он увидел там открытку ко дню святого Валентина с подписью девочки, которую она поставила под прекрасным стихотворением.

В мае 1953 года Билл проповедовал во время напряженной исцелительной кампании в Джонсборо, штат Арканзас, проведя за шесть дней семь собраний. На этой неделе какой-то служитель в Джонсборо осмеивал божественное исцеление во время своей местной радиовещательной программы. Он не только обвинял Уилльяма Бранхама в совершении мошенничества, но также бросал вызов публике, говоря: “Я дам 1000 долларов любому, кто сможет доказать, что чудо с исцелением действительно произошло”.

В течение часа по окончании этой радиопрограммы десятки людей звонили администратору Билла, предлагая предъявить то доказательство, если Билл согласится принять вызов того человека. Билл собрал различные случаи исцеления и сказал: “Давайте пойдем взять те 1000 долларов”. Один мужчина пришел вместе со своим врачом, чтобы тот подтвердил, что он некогда умирал от рака. Затем женщина привела свою соседку и врача, а также принесла медицинские записи с историей своей болезни, чтобы доказать, что она провела двадцать лет в инвалидной коляске, страдая от артрита.

Когда они противостали этому служителю, он, несмотря на все их веские доказательства, стал увиливать.
— Ну… гм… я не могу… э-э… денег нет здесь. Они находятся в нашем деноминационном центре в Техасе.
— Тогда завтра же мы полетим в Техас и получим их, — решительно сказал Билл. — Я хочу вложить эти деньги в фонд для миссионеров.

К сожалению, никто из тех людей, которые представляли доказательство его служения, не могли отправиться с ним в Техас в такой короткий срок. Поэтому этот деноминационный служитель предложил альтернативу:
— Когда вы приедете в мой центр, я приведу девушку и порежу ей руку бритвой. Если вы сможете исцелить тот порез на глазах у моих братьев, тогда я дам вам 1000 долларов.
— У вас тяжелая форма слабоумия, — с отвращением ответил Билл. — Как же христианин мог бы сделать такое глупое замечание? Это очень напоминает то, что сказали Иисусу: “Если ты Сын Божий, сойди с креста, и уверуем в тебя”. Это ведь стародавний вопль неверующего: “Иисус, покажи нам знамение!” — в то время как чудеса происходили каждый день, когда те фарисеи не были поблизости, чтобы их увидеть. А если они и видели чудо, то говорили, что это совершалось силой веельзевула, князя бесовского. Всегда так было и есть. “Учитель, мы уверуем в тебя, если ты пойдешь туда, куда нам хочется, чтобы ты пошел, и сделаешь то, что мы желаем, чтобы ты сделал”. Однако условия фарисеев не имели над Иисусом никакой власти. Он был свободен совершать волю Своего Отца. И сегодня Он такой же.

В июне 1953 года Билл совершил поездку в Коннерсвилл, штат Индиана, и смог “втиснуть” девять собраний в одну неделю. После этого, изнуренный от проведения кампаний в течение многих месяцев, он уделил оставшуюся часть лета для отдыха дома со своей семьей.

Конечно, и дома ему никогда не удавалось полностью отдохнуть. Люди постоянно нарушали его покой. Билл жил в своем доме на улице Эвинг Лейн уже пять лет, и он всегда кушал за столом при опущенных жалюзи на окне. Посторонние люди часто стояли в его дворе, ожидая встречи с ним, желая рассказать ему о своих проблемах, надеясь попросить у него совета, и чтобы он помолился за них. Приходили они в любое время суток. Билл видел, как до 30 машин было за один раз припарковано возле его дома; некоторые из них были машины скорой помощи. Входя в комнату, он первым делом опускал оконные жалюзи, иначе кто- нибудь на улице мог увидеть его там и постучать в окно или просто зайти в дом неприглашенным, чтобы встретиться с ним.

Билл не мог отказать никому, кто нуждался в молитве. Он любил людей и знал, что 99% из них были искренними в сердце и желали обрести выздоровление или душевное спокойствие. Он не мог заснуть по ночам, зная, что какая-нибудь мать с больным ребенком устраивала стоянку на его газоне, или какой-нибудь мужчина, умиравший от рака, ночевал в машине на его подъездной дорожке, ожидая его молитвы. Биллу приходилось делать все, что в его силах, чтобы помочь им. Когда эти незнакомцы приходили к нему домой, он молился за них во Имя Иисуса. Иногда по ночам, закончив молиться за последнего посетителя, он настолько ослабевал, что не мог переодеться, поэтому сразу же падал, как подкошенный, в постель.

Даже такая простая работа по дому как кошение газона стала тяжелой из-за его частых посетителей. Всякий раз, когда он брался за работу, кто-нибудь заходил, желая, чтобы он вознес молитву. Билл переодевался, проводил беседу, молился за пришедшего человека, затем снова надевал рабочую одежду и косил еще немного, пока не появлялся следующий посетитель. День за днем приходило так много людей, желавших молитвы, что Билл не мог закончить косить свой газон. Иногда ему казалось, что битва проиграна. К тому времени, когда он заканчивал косить переднюю часть двора, задний двор вновь зарастал высокой травой и превращался в самое настоящее пастбище.

Однажды днем произошел перерыв в наплыве посетителей. Надев рабочую одежду, Билл поспешил на задний двор и завел свою газонокосилку. Вскоре он делал прокосы в густой траве, стараясь толкать косилку перед собой как можно быстрее. При летней жаре его рубашка моментально промокла от пота, поэтому он снял ее и отбросил в сторону.

На шесте, пригвожденном к его заднему забору, находился домик для ласточек. Билл совсем забыл, что рой ос устроил гнездо внутри этой кормушки. Спеша закончить косить газон, он врезался косилкой в забор достаточно сильно, отчего этот домик для ласточек встряхнулся. Оттуда вылетел целый рой озлобленных ос, которые жаждали выместить свой гнев на непрошенном госте. В считанные секунды окружили они Билла: некоторые делали круги в воздухе, а другие уже садились на его кожу и готовились глубоко вонзить свои острые жала. Билл понял, что оказался в опасном положении, ибо так много ос могли закусать человека до смерти. Затем, внезапно, страх его сменился любовью. Продолжая толкать перед собой газонокосилку, он сказал: “Дорогие осы, я сожалею, что потревожил вас. Я знаю, что жала — это ваше Богом данное оружие для самозащиты, но я не хочу причинить вам никакого вреда. Я Божий слуга, и мне нужно закончить косить этот газон, чтобы затем вернуться домой и помолиться еще за других Божьих детей. Поэтому во Имя Иисуса Христа возвращайтесь в ваше гнездо. Я вас больше не потревожу”.

Туча ос тотчас же поднялась и полетела обратно в свое гнездо. Билл приостановил работу, с изумлением наблюдая за этим явлением. То же самое испытал он много лет назад, когда столкнулся с тем быком-убийцей. Билла тогда наполнила любовь, изменив закон природы. Это была не человеческая любовь; это было нечто более глубокое, обширное, полноценное; в Библии это называется “агапо”, или божественной любовью, совершенной Божьей любовью, проявляемой через человека. Он недоумевал, не испытал ли то же самое пророк, когда его бросили в тот ров с голодными львами. Не любовь ли заградила пасть львам, не позволив им съесть Даниила? Любовь, несомненно, переменила намерение этих ос. Билл осознал, что когда проявляется любовь, в силу вступает благодать.

Билл продолжил начатую работу. Как только он закончил косить задний двор, подъехали несколько машин и припарковались перед его домом. Пришла пора Биллу идти домой и молиться за очередных Божьих детей.

Позже он пошел узнать, почему плакали его дочери. Придя на кухню, он увидел Сарру, растянувшуюся на полу, Ревекку, сидевшую за столом, и Меду, стоявшую у кухонной стойки и смотревшую вниз на раковину, которая была заполнена немытой посудой. Все три плакали.

Посмотрев на мужа, Меда сказала, рыдая:
— Билл, я схожу с ума. После завтрака дети до сих пор ничего не ели. Сегодня в доме так много людей, что я не смогла ничего сделать на кухне.

Теперь Билл понял, почему плачут его дочурки. Они не только проголодались, но их мать создавала атмосферу нервного напряжения. Он знал, что он сможет успокоить их, если ему просто удастся создать правильную атмосферу…

Обняв жену, Билл успокаивающе сказал:
— Да, иногда приходится очень трудно. Однако помни, мы служим Господу Иисусу Христу. Подумай об этом утре. Разве не прекрасно было видеть, как тот маленький мальчик снял ножные крепления и стал нормально ходить?
В своем сердце Билл молился: “О Господь, помоги мне в этом. Пошли моей дорогой жене Твое Присутствие и Твою любовь”. Он сказал:
— Меда, в течение какого-то времени, скорее всего, никто больше не приедет. Давай приготовим что-нибудь покушать. Я помогу тебе.
Он засучил рукава и взял из раковины грязную сковороду.
— О-о, нет. Ты, возможно, сможешь помочь мне вымыть посуду, но ты ведь не умеешь готовить еду.
Билл улыбнулся.
— Это кто не умеет готовить? Уж не говоришь ли ты мне, что никогда не видела, как я жарю картошку? Я ведь вырос на ней.

Одна сторона рта Меды озарилась едва заметной улыбкой, и вскоре она вновь стала собой: милой и веселой. Через пару мгновений Сарра и Ревекка перестали плакать. Атмосфера в доме изменилась.

СРЕДИ многих посетителей Уилльяма Бранхама тем летом был доктор Моррис Ридхед, который в то время являлся главой Миссии Судана, одной из крупнейших миссионерско- баптистских организаций в мире. Билл усадил доктора Ридхеда в гостиной, а Меда принесла чайник с чаем и поставила его на стеклянный кофейный столик.

Доктор Ридхед сразу перешел к цели своего визита.
— Брат Бранхам, на днях я разговаривал с одним парнем-мусульманином, который совсем недавно окончил колледж здесь в Америке и возвращался домой в Индию. Не желая упустить возможность засвидетельствовать о Господе, я спросил его: “Почему бы тебе не отречься от твоего мертвого пророка Магомета и принять воскресшего Иисуса?” Молодой человек ответил: “Любезный сэр, что может ваш Иисус сделать для меня, чего не может мой Магомет?” Я сказал: “Иисус может дать тебе вечную жизнь”. Он ответил: “Магомет обещал мне вечную жизнь, если я буду соблюдать Коран”. Я продолжал: “Иисус может дать тебе радость и покой”. Он ответил: “Магомет уже дал мне радость и покой. Я не нуждаюсь в большем от Иисуса”. Я сказал: “Иисус Христос сегодня жив, а Магомет мертв уже многие столетия”. Он ответил: “Если Иисус жив, тогда докажите это. Где же Он?” Я сказал: “Он живет в моем сердце”. Он ответил: “Магомет также живет в моем сердце”.
— К этому времени я настолько расстроился, что не знал, что еще сказать. Парень увидел мое замешательство и сказал: “Видите, и мы, мусульмане, можем иметь столько же психологии, как и вы, христиане. Это одна из причин, почему ислам является на сегодняшний день величайшей религией в мире. Однако должен признаться, ваш Иисус обещал вам, христианам, больше, чем наш Магомет обещал нам. Я читал в вашей Библии, где Иисус сказал, что Он будет с вами до скончания мира, и что дела, которые Он творил, и вы сотворите260: будете изгонять бесов, воскрешать мертвых, исцелять больных и тому подобное. Позвольте мне увидеть, как христиане совершают те же самые дела, и тогда я поверю, что Иисус жив”.
— Я сказал: “Ты ссылаешься на 16-ю главу Марка, однако некоторые из тех стихов были добавлены позже. Они, возможно, не являются вдохновенными”. Он ответил: “Тогда какой же книги вы придерживаетесь, если одна ее часть вдохновлена, а другая — нет? У нас весь Коран вдохновлен”.
— Мистер Бранхам, я опешил. Я библейский ученый. У меня так много докторских и почетных степеней, что я мог бы обклеить ими вашу стену. Однако тот молодой мусульманин разделал меня под орех со всей моей теологией. Мне пришлось сменить тему разговора. Позже, размышляя о той беседе, я подумал о вас и решил приехать к вам. Мне хочется узнать, ошибаются ли все мои библейские учителя?
— Да, в некотором смысле, они ошибаются. Образованию отведено свое место. Однако, доктор Ридхед, Вечная Жизнь приходит не через образование; она приходит через новое рождение. Иисус сказал: “Вы должны родиться свыше”.
— Вы имеете в виду, что принятие Иисуса как Спасителя не является тем же самым, что принятие Святого Духа?
— Именно об этом говорил Павел. Он сказал тем Ефесянам: “Приняли ли вы Святого Духа с тех пор, как уверовали?” Понимаете? То есть, после того, как они уже приняли Иисуса.
— Брат Бранхам, я являюсь баптистом, однако я посещал пятидесятнические собрания. Есть ли какая доля истины в том опыте переживания Святого Духа, о котором они говорят?
— Доктор Ридхед, там есть много лжи и фанатизма. Однако это не изменяет того факта, что для верующего существует подлинный опыт переживания Святого Духа. Святой Дух, сошедший в день Пятидесятницы, является сегодня тем же Иисусом, и Он дает ту же самую силу.

Доктор Ридхед сказал:
— Как баптист баптисту я хочу задать вам вопрос. Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность. Что же больше мог сделать Авраам, чем поверить Богу?
— Это правда, — согласился Билл, — однако Бог дал ему обрезание в качестве доказательства и подтверждения, что Он принял веру Авраама. Неважно, как много вы исповедуете веру, Бог не признает вашу веру, пока Он не даст вам Святого Духа — подтверждение, Печать Божью. В Ефесянам 4:30 сказано: “Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены до дня вашего искупления”.

Глубоко вздохнув, доктор Ридхед спросил:
— Как я могу получить Святого Духа?
— Единственное, что мне известно, брат, это возложить руки на тех, кто желают получить Святого Духа.
— Не могли бы вы возложить руки на меня и попросить Бога дать мне Святого Духа?
— Конечно.

Доктор Ридхед упал на колени так быстро, что от удара его локтей треснула стеклянная крышка кофейного столика. Билл этому не возражал, потому что там, в своей гостиной, он увидел, как этот бывалый библейский ученый получил Святого Духа Божьего.

В АВГУСТЕ 1953 ГОДА Уилльяму Бранхаму позвонил Лерой Копп, пастор Храма Голгофы в Лос-Анджелесе. Господин Копп финансировал несколько кампаний Билла в Лос- Анджелесе, включая и ту, во время которой бывший конгрессмен Апшоу спустя 66 лет стал впервые ходить без костылей. Сейчас мистер Копп хотел получить разрешение для записи документального фильма об Уилльяме Бранхаме и его служении, который Копп назвал “Пророк двадцатого века”. Билл дал согласие.

Итак, в одно прекрасное августовское утро перед домом Билла остановились два микроавтобуса. По бокам каждого из них была следующая надпись: “Westminster Film Company, Hollywood, California”. Билл изумлялся, наблюдая, сколько оборудования эти люди устанавливали в его доме: прожекторы, микрофоны, большую коробчатую видеокамеру на треножнике и электрические провода, змеившиеся по полу. Продюсер фильма хотел нагримировать Меде лицо для киносъемки, но Меда за всю свою жизнь никогда не использовала косметику, поэтому отказалась от этого.

В начале фильма изображаются Лерой и Поль Копп, идущие мимо величественных каменных колонн, которые обрамляют вход к проезду. У этих колонн изогнутые каменные удлинения, которые простираются назад подобно крыльям орла. Затем объектив видеокамеры фокусируется на фасаде дома Билла, показывая необычный парадный вход, где одна часть кровли вдвое длиннее другой и располагается по диагонали, что придает крыше вид огромной цифры “7”, наклоненной вперед.

Билл здоровается с обоими мужчинами у двери и проводит их в свою гостиную. Окна завешены зелеными цветастыми занавесками, которые подчеркивают светло-зеленые стены. Над каменным камином висит картина, написанная масляными красками, на которой изображена бревенчатая избушка, где в 1909 году родился Билл. На приставном столике стоит копия фотографии, сделанной в Хьюстоне, штат Техас, на которой виден Ангел Господень, сияющий в виде нимба над головой Билла. Братья Копп садятся на красный кожаный диван, а Билл садится напротив них в зеленое кресло с подушками. Между ними стоит тот же самый кофейный столик, который раздробил доктор Ридхед, получая крещение Святым Духом. Разбитая стеклянная крышка столика заменена новой.

Лерой Копп начинает интервью, прося Билла рассказать о своей жизни и служении. Хотя Билл выступал перед публикой в течение 20 лет и чувствовал себя раскрепощенным перед десятками тысяч людей, собравшихся в одном месте, он не привык к интервью перед видеокамерой. Он сухо придерживается содержания беседы, описывая свое необычное детство. Он упоминает о том, что когда ему было семь лет, Ангел проговорил к нему из вихря, сказав: “Никогда не пей, не кури и не оскверняй своего тела никаким образом. Когда повзрослеешь, для тебя будет труд”. Он также описывает то, как в 1946 году тот же Ангел встретился с ним в человеческом облике и поручил ему принести дар божественного исцеления людям по всему миру, пообещав послать ему два знамения от Бога для подтверждения его призвания: первое знамение — чудеса и исцеления, а второе — распознавание тайн людских сердец. Билл рассказывает, как Ангел использовал библейские истории, объясняя ему его служение. Например, тот случай, когда Нафанаил встретился с Иисусом и удивился, что Иисус уже знал о нем; и история, когда Иисус разговаривал с самарянкой у колодца Иакова и узнал без ее объяснений, в чем заключалась ее проблема. Она сказала: “Господин, вижу, что Ты пророк… Я знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все”“Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою”. Только после того, как Иисус открыл эту тайну, сокрытую в ее сердце, самарянка распознала Иисуса как Христа, Мессию, обетованного Спасителя Израиля.

В этот момент документальный фильм принимает интересный оборот. После неловкой паузы Билл говорит:
— Брат Копп, что же касается кампаний, запланированных для Израиля, я буду рад послужить нашему Господу в Израиле.
Господин Копп добавляет:
— Брат Бранхам, мы думаем, что многие евреи поверят, что Иисус Христос является Мессией, когда они увидят исполнение ветхозаветного пророчества в Иоиля 2:28, где сказано, что в последние дни Господь изольет от Духа Своего на всякую плоть. Его сыны и дочери будут пророчествовать… и юноши будут видеть видения.
— Да, Брат Копп, я полагаю, что мое служение будет очень эффективным для евреев, потому что в Новом Завете написано: “Иудеи ищут знамений, а греки ищут мудрости”.

Эти краткие комментарии могут показаться неуместными в этом документальном фильме, если читатель или слушатель не знает их истоков. В 1950 году Билл провел несколько собраний в Стокгольме, столице Швеции. Луи Петрус, пастор крупнейшей пятидесятнической церкви в Швеции, был настолько впечатлен даром различения сердечных тайн в служении Билла, что предложил ему поехать в Израиль и явить евреям силу Иисуса Христа. Билл принял во внимание это предложение, но пока не пытался его осуществить.

Луи Петрус тем временем начал миссионерскую деятельность в Израиле. В течение двух последующих лет его церковь распространила среди евреев в Палестине целый миллион экземпляров Нового Завета, уделяя основное внимание новоприбывшим евреям. Большинство этих людей впервые прочитали об Иисусе, получив Новый Завет в виде книги. Многие евреи говорили Луи Петрусу: “Если Иисус есть Мессия, и Он все еще жив, тогда позвольте нам увидеть, как Он совершает знамение Мессии, и мы уверуем в Него”. Петрус вновь подумал об Уилльяме Бранхаме.

Весной 1953 года Луи Петрус связался с Майнером Арганбрайтом, который был вице- президентом Международного Общества Предпринимателей Полного Евангелия (МОППЕ), предлагая, чтобы МОППЕ финансировало исцелительную кампанию Уилльяма Бранхама в Израиле, в результате которой современные евреи могли бы увидеть знамение своего Мессии. Эти два человека представили Биллу свой план. Майнер Арганбрайт совсем недавно возвратился из Израиля, где он брал интервью у многих приезжавших евреев, когда они выходили из самолетов. Арганбрайт спросил у одного старика:
— Вы приехали сюда для того, чтобы умереть в Израиле?
— Нет, я приехал сюда, чтобы увидеть Мессию, — ответил еврей.

Когда Билл услышал эту историю, сердце его воспылало от воодушевления. Он подумал: “Это будет идеальным для моего служения!” Теперь же, в августе, пока Лерой Копп записывал документальный фильм “Пророк двадцатого века”, Петрус и Арганбрайт организовывали кампанию Бранхама в Израиле.

После комментариев Билла об Израиле документальный фильм переключается к его исцелительной кампании в церкви “Филадельфия” в Чикаго, которая проводилась с 29 августа по 7 сентября 1953 года. Хотя в фильме показан фрагмент только одной молитвенной очереди, пять человек, за которых молится Билл, представляют десятки тысяч людей, за которых он вознес молитвы в течение прошедших семи лет. Сначала два человека точно опознаются в общей аудитории. Затем Билл молится за женщину в молитвенной очереди, не раскрывая, в чем заключается ее проблема. Следующей женщине он говорит, что она страдает малокровием. Любой скептик мог бы подумать, что он точно угадал причину ее заболевания, потому что она выглядела такой бледной. Однако проблему последней женщины было бы невозможно угадать.

Перед евангелистом стоит женщина средних лет, нервно заламывая себе руки. Билл смотрит ей прямо в глаза и говорит:
— Я вижу, что мы совершенно незнакомы друг с другом. Вы из другого города. У вас огромное бремя на сердце. И, прежде всего, у вас проблема с сердцем. Это верно?
— Это правда, — отвечает она.
— Вас окружает густая тьма. Я вижу, что за вами следует черная тень. О-о, это ведь ложь. — (Она положительно кивает головой и начинает содрогаться от волнения.) — Кто-то сказал о вас ложь, и это сделал человек, исповедующий божественное исцеление. Он сказал, что вы ведьма. Это правда?
— Да, — подтверждает незнакомка, рыдая, кивая головой и закрывая руками лицо.
— И сейчас в вашей церкви из-за этого поднялся шум. Разве не так? Ваш пастор сейчас болен. У него полиомиелит. Это верно?
— Да, сэр.
— Сестра, не обращайте внимания на то, что те люди говорят о вас. Они лгут. И единственная проблема с вашим сердцем — это то нервозное состояние, которое оказало воздействие на ваше сердце. Идите домой с миром, и пусть Бог благословит вас. С вами все в порядке. Вы никакая не ведьма.

Пока люди в аудитории с воодушевлением восхваляют Господа, Билл говорит им:
— Я верю, что Бог благословляет вас до такой степени, что вы больше не можете не верить. Сейчас для вас было бы грехом сомневаться. После того как Бог послал Своего Сына и совершил все эти знамения… послал Свою Библию, послал Своих проповедников, послал Свои дары… и вы все еще не верите Ему?… тогда для вас не остается ничего, кроме осуждения в конце.
— Единственное, что это различение тайн должно делать — это прославлять Бога через раскрытие Иисуса Христа, что, когда Он был здесь на земле, Он совершал то же самое. И Он сказал: “Когда Я уйду, Я приду опять. Еще немного, и мир уже не увидит Меня (это неверующие), а вы увидите Меня (кто? верующие), ибо Я буду с вами, даже в вас, до скончания мира”. Тогда не верить — это грех. “Иди и больше не греши (или: больше не будь в неверии), чтобы не случилось с тобой чего хуже”, — сказал Иисус. Это либо верить, либо погибнуть.
— Однако Бог терпелив и милостив. Когда люди не принимают Его Слово, тогда в церковь посылаются чудеса и знамения, как Иисус Христос и обещал, что Он будет это делать. И, честно говоря, я верю, что прямо сейчас Бог заканчивает трудиться с язычниками, и Он сразу же перейдет к евреям. Язычники же останутся со своими вероучениями и догмами, и со своими холодными, формальными деноминациями. Истинная Церковь вознесется в Восхищении, и Евангелие пойдет к евреям. Аминь. “Аминь” означает “да будет так”.



Up