Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Ангел сфотографирован в Швейцарии

Глава 73

1955



ДОКТОР АДОЛЬФ ГУГГЕНБУЛ считал, что исцелительные кампании Уилльяма Бранхама в Цюрихе, Швейцария, имели феноменальный успех. Он был впечатлен как размером толп, так и воодушевлением и благоговением, которые он видел на лицах всех людей, слышавших сверхъестественное различение сердечных тайн и наблюдавших, как Иисус Христос исцелял больных и совершал другие чудеса. Сразу же по завершении цюрихской кампании доктор Гуггенбул попросил Уилльяма Бранхама позволить ему организовать повторную кампанию в Европе на то лето. Когда Билл дал согласие вернуться, доктор Гуггенбул запланировал двухнедельную серию собраний на середину августа 1955 года: первую неделю в Карлсруэ, Германия, а вторую — в Лозанне, Швейцария. Однако, узнав об этих планах, лидеры Швейцарской Реформаторской Церкви приложили всевозможные усилия, чтобы не дать этим собраниям состояться. Когда их попытки в Швейцарии не увенчались успехом, они засыпали немецкий парламент жалобами и стали убеждать то правительство запретить Уилльяму Бранхаму попасть на территорию Германии. Доктор Гуггенбул поехал в Бонн, чтобы подать свою жалобу. Это не принесло успеха. Влияние Швейцарской Реформаторской Церкви захлопнуло и заперло дверь. Доктор Гуггенбул стал молиться о том, какой сделать следующий шаг, и Бог показал ему “отмычку” к замку этой двери.

После того как Германия потерпела поражение во время второй мировой войны, страна была разделена на четыре сектора. Каждый их этих секторов находился под надзором войск одной из союзных держав: Америки, Великобритании, Франции и России. Город Карлсруэ был на территории, оккупированной американцами. Доктор Гуггенбул решил представить это дело на рассмотрение самому американскому полковнику, который был ответственным за тот округ.

Секретарь провел доктора Гуггенбула в кабинет главнокомандующего. Полковник вежливо поприветствовал его и затем сел за письменный стол, чтобы выслушать своего посетителя. Доктор Гуггенбул начал ему все объяснять:
— Я являюсь представителем американского евангелиста, который верит, что Бог желает, чтобы он проповедовал в этом месяце в Германии. Однако реформаторские церкви противятся его учению, поэтому они убедили правительство не пропустить его через границу. Мой аргумент следующего порядка: Если они разрешили Билли Грэхаму приехать и проповедовать, тогда почему же и этот служитель не может сделать то же самое?

Полковник откинулся на спинку своего кресла и спросил:
— Что же они имеют против этого человека?
— Он молится за больных и получает результаты… неимоверные результаты… чудодейственные результаты. Я полагаю, что Реформаторская Церковь не может смириться с мыслью о сверхъестественном Боге, которого люди могут видеть в действии.
— Вы говорите, что он молится за больных? Кто же этот евангелист?
— Его зовут Уилльям Бранхам.
— Брат Бранхам! — воскликнул полковник, наклонившись вперед на кресле. — Моя мать исцелилась на одном из собраний Бранхама в Виргинии. Она поднялась с инвалидной коляски. Скажите Брату Бранхаму, чтобы он приехал. Я лично позабочусь о том, чтобы его пропустили.

Хотя лидерам Реформаторской Церкви не удалось воспрепятствовать Биллу въехать в Германию, они все же не допустили его к стадиону в Карлсруэ, принадлежавшему государству. Доктор Гуггенбул не остановился и перед таким противодействием. Он взял в аренду фермерское поле и соорудил на нем огромный прямоугольный каркас из деревянных досок; затем он покрыл эту конструкцию светлым просвечивающимся брезентом. В этом самодельном “кафедральном соборе” тысячи людей могли бы укрыться от солнца и дождя, однако было неясно, сможет ли он устоять перед бурей или нет.

В четверг, 11 августа 1955 года, Билл и Билли Поль Бранхам, Фред Босворт и Майнер Арганбрайт сели в самолет в Нью-Йорке и полетели в Карлсруэ, Германия. Их исцелительная кампания началась в пятницу вечером. Тысячи людей заполнили этот брезентовый “собор”, а еще больше тысячи посетителей стояло снаружи, заглядывая внутрь тента через откидные полотнища. На парковочном поле семьдесят семь автобусов, помимо сотен легковых машин, ожидали своих пассажиров. В течение последующих двух дней у жителей Германии открылись глаза к сверхъестественному. В воскресенье днем Билл предложил Вечность каждому мужчине, женщине и ребенку, которые приняли жертву Иисуса Христа, пролившего Кровь для искупления их грехов. Тысячи людей приняли это. В тот вечер Иисус вновь доказал, что Он жив: во-первых, через Свое совершенное различение сердечных тайн, и, во-вторых, через Свои мощные чудеса.

После служения наряд немецкой военной полиции эскортировал Билла и Билли Поля к их машине. Коммунистические террористы угрожали убить американского евангелиста, поэтому правительство поручило этой группе полицейских защищать его. Когда Билл подошел к черному седану, в котором он ездил на собрания и с собраний, другая машина свернула с улицы и понеслась по автостоянке, направляясь прямо на евангелиста и его сына. Билл прыгнул в свою машину, на заднее сиденье, но Билли Поль все еще стоял прямо на пути этого несшегося фанатика. Билл вовремя отдернул своего сына от грозившей опасности.

На следующее утро лидер спиритического культа попросил встретиться с американским евангелистом. Поскольку доктор Гуггенбул отказался назначить это интервью, раздосадованный лидер культа сказал ему: “Сегодня я со своими последователями наложу проклятие на собрание Бранхама. Мы вызовем такую мощную бурю, что она сравняет всю эту палатку с землей. Мы ему покажем нашу силу”. Когда доктор Гуггенбул рассказал Биллу об этой угрозе, Билла это не обеспокоило, так как он знал, что сила Иисуса Христа могла превзойти любые чары и козни врага.

В тот вечер Фред Босворт проповедовал о вере и исцелении во Имя Иисуса, закладывая основание для последующей молитвенной очереди. На протяжении всего дня легкий ветерок передвигал по небосводу кучевые облака, то открывая, то заслоняя солнце. Вскоре после того, как Билл поднялся по ступенькам на платформу и поприветствовал своих слушателей, ветер стал усиливаться, всасывая полотно палатки внутрь на ее деревянном каркасе, а затем раздувая брезент наружу подобно вздымающемуся, гудящему парусу. Эти движения палаточной парусины внутрь и наружу напоминали вдохи и выдохи громаднейших легких. Отдаленные раскаты грома предупредили толпу о приближении худшей погоды. Билл продолжал говорить на тему веры и исцеления, рассказывая историю о слепом Вартимее, сидевшем у дороги в Иерихон и взывавшем к Иисусу, чтобы Он остановился и исцелил его. Вскоре из-за вывшего ветра слушателям стало трудно слышать Билла даже по громкоговорителям. Грозовые тучи с гулом приближались, громыхая, как фронт надвигающейся армии с палящими пушками и взрывающимися снарядами. Ветер неистово терзал эту каркасную структуру, покрытую брезентом, которая не была сооружена для выдерживания такого натиска; вихрь кружился по краям откидных полотнищ, грозясь поднять постройку, как воздушный змей.

Билл знал, что это необычная буря. С тех пор как послышался первый раскат грома, он молился, прося Господа показать ему, что делать. Теперь же он увидел небольшую темную тень, плавно передвигавшуюся над головами нескольких тысяч людей. Наблюдая за этой тенью, Билл увидел, что она зависла над группой из пятнадцати человек, сидевших в ряд. Они направляли на него перья и изрекали слова, которые он не мог понять. (Позже он узнал, что они бубнили: “Во Имя Отца, Сына и Святого Духа, мы вызываем бурю, чтобы уничтожить тебя”.) Затем Билл заметил еще одну цепочку мужчин через целый ряд от тех, которые делали то же самое. Возможно, всего было человек тридцать, махавших перьями и твердивших заклинания. Внимательно следя за этими людьми и их странными действиями, Билл увидел, как перед ним появилось видение, которое раздвинуло “занавес” между измерениями и показало лидера этого культа, поклонявшегося несвязанным демонам вокруг него.

Повернувшись к переводчику, Билл сказал:
— Брат Лоустер, это не переводи.
Затем он склонил голову и стал молиться: “Господь Бог, Творец неба и земли, я стою на немецкой земле во Имя Иисуса Христа. Ты послал меня сюда ради спасения этих людей. Сатана, я приказываю тебе во Имя Иисуса уйти отсюда”. Подняв голову, он взглянул на того лидера культа и сказал вполголоса:
— Ты, сын дьявола, как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и ты имеешь силу совершать чудеса. Однако ты не можешь воспрепятствовать сверхъестественному Богу. Поскольку ты попытался расстроить это служение, тебе придется за это поплатиться.

Вдруг у самого края платформы Билл увидел перед собой Столп Огненный, нависавший над женщиной, которая была крепко привязана к носилкам, взятым из машины скорой помощи. В видении он предвидел нечто чудодейственное.
— Вот, — сказал Билл, указывая рукой, — там лежит женщина, привязанная к той раскладушке… У нее туберкулез, и ее позвоночник насквозь изъеден. Пусть кто-нибудь отвяжет ее.
Мужчина представительной внешности, сидевший в переднем ряду, встал и начал возражать:
— Ни в коем случае не делайте этого! Я ее врач. Ей вообще нельзя двигаться, иначе она может умереть.
— Отвяжите ее, — настаивал на своем Билл, — ибо ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Она исцелена”.

Кто-то отвязал ремни, которыми эта женщина была привязана к носилкам. Поднимаемая верой, она встала на ноги. Присутствовавшие люди так и ахнули, когда увидели ее шедшей босиком по опилочному настилу в проходе между рядами. От этого первого чуда во время кампании в Карлсруэ в сердцах тысяч людей вспыхнул огонь трепетного ожидания, и многие сомневавшиеся “очнулись”, но не все…

Прошло минут десять с тех пор, как Билл осудил культового лидера, который своими заклинаниями вызвал ту бурю. Тем временем ветер полностью стих, тучи рассеялись, и показался огненный шар клонившегося к закату солнца, которое нежно целовало брезентовый храм “на сон грядущий”. Билл закончил свою проповедь и затем вызвал пятнадцать номеров молитвенных карточек. Пока эти пятнадцать человек выстраивались в ряд справа от него, он заметил, что незнакомец, который бросал ему вызов, теперь сидел, наклонившись вперед.

— Брат Лоустер, посмотри на того мужчину вон там. Видишь, как его голова наклонена вперед, а руки обмякли? Нечто произошло с ним. Пошли кого-нибудь туда все разузнать.
Расспросив об этом, они узнали, что тот лидер культа не мог двигаться. Группе помощников пришлось вынести его из здания. Билл так и не узнал, что с ним произошло.

Пока все люди на платформе наблюдали за концовкой этой небольшой драмы, один из помощников подвел к ступенькам платформы слепую девочку и оставил ее там одну. Это была ошибка с его стороны. Беспокоясь, слепая девочка стала идти, ища американского евангелиста. Билл увидел ее в тот момент, когда она чуть не упала с края платформы. Он схватил ее и отвел назад.

Она сказала по-немецки:
— Я хочу встретиться с господином, который помолится за меня.
— Он держит тебя за руку, — ответил мистер Лоустер.

Девочка обняла Билла так крепко и горячо, что его сердце стало разрываться от жалости к ней. Она выглядела такой невинной в своем цветастом платьице; ее волосы были расчесаны на прямой пробор и заплетены в две длинные косы. На вид ей было лет восемь — такого же возраста, как и Ревекка, дочь Билла.

Вдруг появилось видение, в котором эта девочка стала уменьшаться, пока не стала новорожденным ребенком. Билл увидел ее на руках ее матери. Мать была высокой, худощавой и светловолосой, а отец был темноволосым и крупного телосложения. Затем Билл увидел, как врач наклонился над этой малышкой, стал осматривать ее глазки и заявил, что она слепая.

Видение исчезло, и Билл рассказывал собравшимся людям то, что он увидел, даже когда всматривался в их лица, ища родителей этой девочки. Он увидел ее мать, сидящую в одном из передних рядов, и сказал:
— У меня, конечно, нет силы исцелить ее. Иисус Христос — единственный Исцелитель.

Билл посмотрел на слепую девочку, которая по-прежнему отчаянно держалась за него. Не сводя с нее глаз, он увидел, как она разделилась на двух девочек: ее “двойняшка” отделилась от нее, как тень, и подошла к краю платформы, подпрыгивая и указывая на различные предметы.

Теперь Билл понял, что должно было вот-вот произойти. Он стал молиться: “Небесный Отец, я оставил мою дочь Ревекку плачущей по мне дома, чтобы приехать сюда и помолиться за эту девочку. Пожалуйста, исцели ее во Имя Иисуса”. Затем Билл нежно отодвинул ее лицо от своего плеча. Она посмотрела мимо него и уставилась в потолок. Вскоре она сказала что-то по- немецки, и мистер Лоустер перевел:
— Брат Бранхам, она спрашивает о тех круглых штуках над нами.

Девочка могла видеть электрические лампы над своей головой. Билл выставил перед ее лицом два пальца.
— Сколько пальцев я показываю? — спросил он у нее через переводчика.
— Два, — ответила она, поднимая два пальчика так же, как и Билл.
Мать девочки вскрикнула и побежала к платформе так быстро, что оставила туфлю на ступеньках. Вскоре она осыпала свою дочь поцелуями. Девочка спросила:
— Ты моя мама?
— Да, моя душенька, — ответила она.
Гладя ручками лицо своей матери, девочка говорила:
— О мама, ты такая красивая… такая красивая.

Позже один из помощников привел на возвышение платформы мужчину средних лет. Когда Билл задал этому незнакомцу вопрос через своего немецкого переводчика, пациент ответил ему жестами. Понадобилось несколько минут, чтобы найти человека, который мог переводить язык жестов. Билл осознал, что этот мужчина глухонемой от рождения. Помолившись об его исцелении, Билл понял, что глухонемой пациент мог теперь и слышать, и говорить. Поскольку он никогда раньше не слышал и не произносил слов, для проверки его исцеления английский язык в данном случае был наравне с немецким. Билл прошептал своему немецкому переводчику, попросив его сказать переводчику языка глухонемых, чтобы тот попросил мужчину повторять то, что услышит от Билла. Затем Билл сказал:
— Мама.
Незнакомец пробормотал нечто наподобие “мама”.
— Я люблю Иисуса, — сказал Билл.
Мужчина невнятно произнес набор звуков, которые звучали как “я… убу… Исуса”.
Затем Билл произнес:
— Хвала Господу!
Пациент повторил более отчетливо:
— Хвала… Господу.
Хотя грозовые тучи снаружи исчезли, воздух внутри большой палатки гудел и вибрировал от хвалы, которую люди возносили Иисусу Христу. В этот вечер Бог не только заглушил бурю, но Он также заставил замолчать уйму критиков.

После десятидневного пребывания в Германии Уилльям Бранхам и сопровождавшие его совершили 320-километровую поездку на юг от Карлсруэ, в Лозанну, Швейцария. Этот город располагался на северном побережье Женевского озера, недалеко от восточной границы с Францией. Тысячи франкоязычных людей заполнили огромную арену, чтобы послушать человека, который говорил, что Божий Ангел находится возле него, когда он молится за больных. К концу той недели даже некоторые служители государственной церкви почти что убедились в подлинности этого.

В субботу утром, 27 августа 1955 года, около сорока служителей из различных деноминаций собрались в банкетном зале роскошной гостиницы в Лозанне, чтобы провести завтрак с приехавшим американским евангелистом. Билл сидел во главе стола вместе с Гуггенбулом, Босвортом, Арганбрайтом и еще одним мужчиной, который был выступающим и переводчиком от группы швейцарских служителей.

После завтрака выступающий сказал:
— Нам известно, что нечто сверхъестественное происходит во время ваших собраний, однако мы не уверены в том, что это такое. Мы не понимаем, как вы можете видеть видения. Не могли бы вы дать нам научное объяснение, как это происходит?
— Я не могу этого объяснить, потому что это от Бога, а Бога ведь объяснить невозможно. В Него нужно верить. Я мог бы привести вам много мест Писаний о видениях, но большинство из них вы уже знаете. Что же касается научных объяснений, у меня их нет. Единственное, что хоть как-то близко к этому — это фотографии с заснятым Ангелом Господним, которые научно доказывают, что Он реален.
— Господин Бранхам, сегодня среди нас присутствует профессиональный фотограф. Если этот ангел придет сюда в это утро, можно ли нам попытаться сфотографировать его?
— Можно, только если вы не будете использовать вспышку. Находясь под помазанием, я вижу Ангела Господня в виде яркого Света. Если я смотрю на Ангела, когда вспыхивает чья- либо вспышка фотоаппарата, я сбиваюсь с толку, и из-за вспышки может даже прерваться видение. Именно поэтому я не разрешаю людям фотографировать со вспышкой во время моих собраний.

Фотограф уверил Билла в том, что не будет необходимости использовать вспышку, так как через высокие окна в банкетный зал поступало много солнечного света. В то время как фотограф устанавливал свой фотоаппарат на треножник, выступающий сказал:
— Господин Бранхам, не забудьте сделать знак фотографу, если вы увидите ангела.
— Я сообщу вам, если он придет.
— Благодарю. Некоторые из нас размышляют о том, чтобы принести ваше послание в наши церкви, если вы просто сможете доказать, что это не является колдовством.
— Колдовство?! — сказал Билл; это его поразило. — Братья, послушайте! Какое тут может быть колдовство? Это просто нелепо. Абсолютно невозможно, чтобы демон имел что- либо общее с божественным исцелением. Каждое место Писания против этого. Сам Иисус сказал: “Если сатана может изгонять сатану, тогда царство его разделилось и не может устоять”. Понимаете? Он не может этого делать. Исцеление приходит только от Иисуса Христа.
— Ну, именно ваше различение тайн приводит нас в замешательство. Некоторые из наших лидеров говорят, что это обман. Они думают, что днем вы ходите по городу и разговариваете с людьми; затем вы даете им молитвенную карточку и звоните им в тот же вечер, поэтому вы уже знаете о них.
— Спросите об этом позже у людей. Они вам скажут. Я никогда раньше за всю свою жизнь не видел их.
— Возможно, вы читаете их мысли.
— Как же я могу читать их мысли? Я ведь даже не знаю их языка. Когда я рассказываю видения, иногда мне приходится произносить их имена и фамилии по буквам, потому что я не могу их произнести.
— Может быть, вы используете умственную телепатию для чтения того, что они написали на своих молитвенных карточках.
— Может ли умственная телепатия открывать глаза слепым? Братья, будьте благоразумными. Кто же может исцелять больных и предсказывать будущее? Верите ли вы вообще во всеведущего, всесильного Бога?
— О-о, мы верим в Бога… но это настолько отличается от того, чему мы были научены.
Их жидкие аргументы и мнения стали порядком надоедать Биллу. Он сказал:
— Братья, ваша проблема в том, что вы духовно слепые, а это намного хуже, чем физическая слепота. Ваши глаза смотрят на то, что пророки и великие люди жаждали увидеть, и, тем не менее, вы по-прежнему не верите в это. Хорошо сказал о вас Исайя: “Очами смотреть будете и не увидите; слухом услышите, и не уразумеете”.

Билл произнес эти резкие слова мягким тоном, отчего они прозвучали как благожелательное предостережение, и, казалось, были так же благожелательно восприняты его слушателями. Вопросы еще сыпались в течение некоторого времени. Наконец, Билл попросил всех встать и присоединиться к нему в молитве. Вдруг он ощутил присутствие Ангела Господня.
— Минуточку, джентльмены. Тот, о Котором я говорю, уже находится здесь прямо сейчас.

При таком намеке профессиональный фотограф быстро сделал серию последовательных фотографий. В то же самое время видение открывало евангелисту “окно откровения”. Билл сказал:
— Седоволосый мужчина, стоящий у стола напротив меня, является итальянцем. Сэр, вы раньше были лидером 32 000 коммунистов. Вас воспитывали в католичестве, но позже вы взяли Библию и прочитали о том, что Иисус Христос, Сын Божий, умер, чтобы спасти вас от ваших грехов… и вы приняли это. Теперь вы заведуете сиротским приютом и школой высоко в горах. Вы вообще не прикоснулись к вашему завтраку потому, что у вас язва в желудке, из-за которой вы часто ничего не можете есть.
Пожилой итальянец подтвердил истинность каждого слова.
Билл сказал:
— ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: “Кушайте завтрак. Ваш желудок исцелен”.

Незнакомец осторожно попробовал яичницу. Когда порция, которую он проглотил, была нормально воспринята его желудком, он набросился на еду, как человек, которого только что выпустили из коммунистической тюрьмы. Билл спросил у служителей в банкетном зале:
— Так какую же телепатию молитвенных карточек использовал этот мужчина?

Когда фотограф-профессионал проявил эти негативы, он сразу же показал их Гуггенбулу, который, в свою очередь, вручил четыре из этих фотографий Босворту и Бранхаму. Доктор Гуггенбул едва сдерживал свой восторг. На этих четырех последовательных фотографиях был отчетливо запечатлен Ангел Господень, спускавшийся в банкетный зал.

Первая фотография выглядела обычной. На ней видны сорок служителей, стоящие во время молитвы у своих столов. Члены персонала гостиницы соединили эти столы, расставив их в форме прямоугольника так, что два самых длинных ряда столов были обращены на север и юг. Служители стоят напротив друг друга по обе стороны своих столов, склонив головы. Фотоаппарат был закреплен на высоком треножнике, расположенном по центру в южном конце зала. Поскольку Билл смотрит прямо на фотоаппарат с середины стола в северном конце зала, на фотографии запечатлелся отдаленный, однако четкий вид его головы. За ним находится сплошная стена стеклянных окон и дверей, обращенных к гостиничному вестибюлю. Окна, выходящие на улицу, расположены на фотографии справа, поэтому утренние лучи солнца освещают все в зале с восточной стороны, в то время как западные части помещения затенены.

На второй фотографии тени разогнаны и передвинуты не светом от подвесных ламп (на фотографии видно, что они выключены), но необычным огненным шаром, зависающим в воздухе на полпути между полом и высоким потолком. Этот пучок Света, очевидно, спускается прямо над тем местом, где молится Билл. Сверхъестественный световой шар чуть больше метра в диаметре, и, похоже, пульсирует настолько быстро, что объектив фотоаппарата не смог зафиксировать его очертание, поэтому на фотографии видны расплывчатые и нерезкие края этого огненного шара.

На третьей фотографии этот молочно-белый шар Света окружает голову Билла, полностью скрывая ее из виду.

На четвертой фотографии все служители сидят, за исключением Билла и его переводчика. Венчик Света, уменьшившись до полуметра в диаметре, сейчас выглядит как нимб за головой Билла, хотя больше сдвинут на его правое плечо. Левая рука Билла поднята до уровня глаз, так как он, очевидно, акцентирует какой-то пункт во время своей речи.

Доктор Гуггенбул сказал:
— Фотограф использовал фотоаппарат немецкого производства, который является одним из лучших в мире. Он сделал более десяти фотографий в банкетном зале до того, как сделал эти, и затем он сделал еще дюжину фотографий после этих, — и все они оказались нормальными, поэтому с фотоаппаратом не могло быть что-то не в порядке.

Билл внимательно рассмотрел эти фотографии.
— Да, это, несомненно, Ангел Господень. Посмотрите на первую фотографию, где все стоят — именно тогда я впервые ощутил присутствие Ангела. Затем вот здесь, на второй фотографии, Ангел виден как огненный шар, опускающийся ко мне. На третьей фотографии вы можете увидеть, как Он полностью закрывает мою голову. Именно в тот момент я увидел видение. А на этой последней фотографии вы видите, как Он покидает меня. Обратите внимание, что Он двигался в сторону справа от меня. Ангел всегда находится справа от меня. Вот почему во время моих собраний я всегда выстраиваю молитвенную очередь справа от себя, чтобы люди могли стоять возле Ангела.
— Как ты думаешь, убедит ли это тех служителей?
— Если они истинно верят в Бога, тогда это их убедит. Но если они не являются истинными верующими, то ничто их не убедит.

Как и в Цюрихе за два месяца до этого, эта вторая европейская кампания 1955 года имела феноменальный успех. По приблизительным подсчетам сопровождавших Уилльяма Бранхама, во время этих двухнедельных собраний около 100 000 людей либо отдали свою жизнь Христу, либо получили от Него исцеление.

Во время своей последней проповеди в Лозанне Билл снова сделал замечание представителям Швейцарской Реформаторской Церкви относительно их веры в то, что Иисус не был девственно рожден. Проповедуя, он говорил следующее:
— Недавно в Америке одна женщина сказала мне: “Брат Бранхам, ты слишком много хвалишься Иисусом, когда он ходил по земле. Ты делаешь его Богом”. Я ответил: “Он был Богом”. Она сказала: “Он был великим пророком, и, тем не менее, он был всего лишь человеком, и я могу доказать это по Библии”. Я сказал: “Я хотел бы увидеть вашу попытку сделать это”. Она открыла 11-ю главу Иоанна и прочитала мне тот отрывок, где говорится о том, что Иисус плакал у могилы Лазаря. Она сказала: “Ведь только человек мог прослезиться”. Я ответил: “Леди, Он был человеком, когда заплакал у гроба Лазаря. Но когда Он повелел Лазарю выйти оттуда, и мужчина, который был мертвым четыре дня, встал на ноги и ожил, это сделал более, чем человек; это был более, чем пророк — это был Бог!”
— Иисус был человеком, когда Он уснул в лодке. Он настолько устал, весь день проповедуя и молясь за больных, что буря не разбудила Его. Те огромные волны бросали то рыболовное суденышко из стороны в сторону, как пробку. Десять тысяч демонов моря бились об заклад, что потопят Его в ту ночь. Он был человеком, когда Его ученики встряхнули Его и разбудили; однако, когда Он поднял глаза к небу и сказал: “Умолкни, перестань”, и буря повиновалась Ему, это был больше, чем человек — это был Бог!
— Он был человеком, когда Он висел на кресте и умер за наши грехи, стал величайшей жертвой. Однако в пасхальное утро, когда камень от Его гроба откатился и Он вышел оттуда, Он доказал, что Он был Богом!



Up