Оуэн Джоргенсен

Сверхъестественное: Жизнь Уилльяма Бранхама

Ангел обучает рыболовству

Глава 74

1955



ПОСЛЕ СВОИХ ЛЕТНИХ КАМПАНИЙ в Европе Уилльям Бранхам запланировал провести только две продолжительные кампании в оставшийся квартал 1955 года. В первой половине октября он проповедовал в Чикаго в течение восьми вечеров, как раз перед своей обычной осенней охотничьей поездкой в Скалистые горы штата Колорадо.

В ноябре Майнер Арганбрайт организовал одиннадцатидневную кампанию в Сан- Фернандо, штат Калифорния. Эти собрания в Калифорнии проводились в брезентовом цирковом тенте, установленном на поле представителями Общества Предпринимателей Полного Евангелия в надежде на то, что нейтральная территория поможет преодолеть деноминационные разделения, которые ставили Биллу палки в колеса в округе Ориндж в течение последних двух лет. “Нейтральная зона” ничем не помогла. В первый вечер кампании люди заполнили меньше половины сидячих мест в огромном тенте. Правда, это было в среду вечером, однако из-за служений, проводившихся в середине недели, число посетителей кампаний Билла в других регионах Америки не уменьшалось. Несмотря на небольшую группу слушателей, Билл проповедовал нескольким сотням людей в тенте с такой же искренностью, как если бы он проповедовал тысячам. Хотя его собрания всегда носили межденоминационный характер, многие из его спонсоров были пятидесятниками, так как пятидесятники сильно верили в дары Святого Духа, такие как говорение на языках, пророчествование, божественное исцеление и чудотворение. В пятницу вечером Билл произнес проповедь, которую он назвал “Где, по-моему, пятидесятники потерпели неудачу”. Ему хотелось развернуть церковь кругом. Он сказал:
— Если мы знаем, где мы сделали свою ошибку, лучше всего будет вернуться как раз туда и начать все заново с того места.

Во время своей проповеди он сказал:
— Если бы вы, христиане, могли только осознать, что сейчас (в настоящее время) вы являетесь сынами и дочерьми Божьими, тогда вы могли бы выписать чек на любое обетование, которое Бог обещал. Вместо этого вы отодвигаете благословения куда-то далеко в будущее. В Тысячелетнем Царстве вам не нужно будет исцеление. Сейчасвы являетесь детьми Божьими и сонаследниками Иисусу. Все, за что Иисус умер на Голгофе, принадлежит вам. Сатана не хочет, чтобы вы осознали это, но если вы просто примете Бога по Его Слову, ваши духовные ресурсы будут неограниченными.

В качестве примера Билл рассказал историю, чтобы наглядно показать, чего недоставало в жизни столь многих христиан. Когда почтенный Билли Грэхам проводил евангелистическую кампанию в Луисвилле, штат Кентукки, свыше 30 тысяч людей заполнили карточки, написав свое решение, что будут жить для Иисуса Христа. Спустя несколько месяцев Билли Грэхам вернулся, чтобы проверить этих “обращенных”. Он удивился, когда люди, сопровождавшие его, смогли найти всего лишь пару сотен людей, которые все еще жили для Господа Иисуса. В чем же было дело? Билл объяснил, что ко Христу можно прийти двумя различными способами: через интеллектуальное решение или через опыт переживания “рождения свыше”. Первый из этих подходов — выбор в разуме; второй же — преображение в сердце. Иисус сказал: “Должно вам родиться свыше”. Это является духовным рождением, а не интеллектуально-умственным понятием.

Затем Билл вкратце изложил свое мнение о том, где пятидесятническое движение сбилось с пути. Он подчеркнул то, что у него не было ничего против людей в различных организациях, отмечая, что он имел друзей во всех деноминациях. Именно основное понятие организованной религии вызывало у него недовольство.

Билл объяснил, что римско-католическая церковь первая заключила христианство в рамки организации и навязывала свое мнение миллионам безграмотных людей на протяжении веков. Мартин Лютер откололся от католицизма, следуя за Столпом Огненным. Он проповедовал о том, что люди не могут заслужить спасение; совсем наоборот — оно является даром от Бога. Лютер делал особое ударение на следующем месте Писания: “Праведный верою жив будет”. К сожалению, последователи Лютера организовались, создав свою деноминацию. Тем временем Столп Огненный продолжал двигаться вперед, проливая на своем пути еще больше света, однако лютеране не могли идти в ногу с Ним, потому что они уже составили документы, в которых излагалось их вероучение. Впоследствии Джон Весл ей380 пошел за Столпом Огненным, который ввел его в послание об освящении и святости; он назвал это вторым действием благодати. Его проповедование послужило началом пробуждения в Англии, которое охватило весь мир. Увы, его последователи организовали методистскую церковь и “высекли” свои учения из камня. Тем не менее, Столп Огненный двигался вперед, но методисты не могли идти в ногу с Ним, так как они уже организовались вокруг своих вероучений. В 1906 году Столп Огненный пролил еще больше света на крещение Святым Духом, проявляя дары Духа, такие как говорение на языках и пророчествование. Люди, принявшие этот свет, стали называться пятидесятниками. Это стало самым быстрорастущим христианским движением во всем мире. И что же сделал дьявол? Он убедил пятидесятников организоваться, в результате чего они провели границы и отгородились “заборами”. Они также “высекли” свои учения из камня, в точности как поступили последователи предыдущих движений.

Билл предостерег своих слушателей:
— Столп Огненный снова идет вперед, а пятидесятники настолько организовались, что не могут идти вместе с Ним. Божий Огонь будет продолжать двигаться дальше, как Он двигался в каждой эпохе, поэтому не вздумайте проводить границ. Нет ничего плохого в том, чтобы говорить: “Я верю в это”, но не ставьте на этом точку — ставьте запятую, что означает: “Я верю в это плюс во все то, что Бог откроет моему сердцу”.

На протяжении оставшейся части этой кампании в Сан-Фернандо Билл проповедовал проповеди, которые укрепляли у людей веру и вдохновляли их к принятию Иисуса Христа как личного Спасителя и Исцелителя. Каждый вечер в молитвенных очередях происходили чудеса. Обычно в результате этого число посетителей резко возрастало, когда новости об этом переходили из уст в уста. К сожалению, в Сан-Фернандо, Калифорния, этого не наблюдалось: группы посетителей по-прежнему оставались небольшими. На пятый день кампании Майнер Арганбрайт упомянул Биллу, что расходы намного превышали пожертвования. Он попросил Билла позволить ему поднажать на людей, чтобы они положили больше денег на тарелку для сбора пожертвований, когда ее каждый вечер пускали по рядам в аудитории. Билл, как всегда, отказался разрешить кому-либо попрошайничать и вытягивать из людей деньги во время своих собраний. Он знал других евангелистов, которые настойчиво обращались к своей публике, прося крупных пожертвований. Билл всегда считал, что такая тактика подрывает доверие. Когда началось его евангелистское служение, он пообещал Господу, что никогда не будет выпрашивать денег, и он был решительно настроен оставаться верным своему обещанию. По окончании последнего служения, 20 ноября, Майнер Арганбрайт сказал Биллу, что кампания в Сан-Фернандо втянула их в долг на 15 000 долларов.

Билл вернулся в свой номер мотеля, где он, его жена и сын остановились. Было два часа ночи. Хотя они намеревались возвращаться домой в 4:30, у Билла не было сна ни в одном глазу. Вместо того чтобы идти спать, он отошел от мотеля, отыскал уединенное местечко и встал на колени, чтобы помолиться. Яркая луна затмевала своим сиянием звезды. Вскоре холодный ночной воздух “просочился” сквозь тонкие брюки Билла, отчего он стал непроизвольно вздрагивать. Однако он едва ли обращал внимание на это неудобство.

Он размышлял о своем обещании, данном Богу девять лет назад, когда он только начал проводить эти исцелительные кампании. Когда Ангел Господень велел ему принести дар божественного исцеления людям по всему миру, Билл осознал, что из-за такого неимоверного поручения он будет подвергаться огромным искушениям. Изучая Библию, он заметил три опасности, которые могли погубить служение: деньги, женщины и популярность. Валаам потерпел крах из-за алчности к деньгам; Самсон пал из-за похоти к Далиде, а причиной падения царя Саула была гордость, из-за которой он ослушался Бога, чтобы стать популярным среди своего народа381. Билл полагал, что ни женщины, ни популярность не могли сильно искушать его, но он не был настолько уверен относительно денег. Он осознал, что для проведения больших кампаний по всему миру понадобятся тысячи долларов. Возможно ли, что сатана мог бы воспользоваться этой финансовой нуждой, чтобы сделать ее камнем преткновения для него? Во избежание этого, Билл пообещал Богу, что будет оставаться на миссионерском поприще до тех пор, пока Он будет удовлетворять его нужды и ему никогда не придется выпрашивать денег. В течение девяти с половиной лет Бог посылал ему все необходимые денежные средства… кроме этой недели.

Во время молитвы Билл боролся с принятием решения. Он знал, что Бог конкретно призвал его совершать этот труд, и он пообещал Богу, что будет выполнять это поручение до тех пор, пока Он будет посылать ему необходимые финансы. Бог совершал это вплоть до этой недели. Что же теперь Биллу следовало делать? Обязан ли он продолжать трудиться, как Бог поручил ему, или же ему следует быть верным своему обещанию перед Богом и покинуть евангелистское поприще? Часа два молился Билл о водительстве, борясь с любыми возможностями, какие только приходили ему в голову. Он встал, когда было несколько минут пятого, стряхнул с колен пыль и песок и поплелся к мотелю. Его решение казалось ясным: он должен сдержать обещание, данное Богу, и прекратить труд евангелиста.

На западном горизонте садилась луна, а на востоке небосвод светлел, так как близился рассвет. Меда и Билли Поль укладывали вещи в машину. Увидев залитое слезами лицо своего мужа, Меда естественно спросила:
— Что случилось, Билл?
— Да так, ничего. Я просто разговаривал с Господом.

Он не находил в себе мужества, чтобы сказать ей о своем решении уйти с евангелистского поприща. Он решил поделиться этим с семьей в Аризоне. Когда они пересекли границу штата Аризона, Билл по-прежнему не мог собраться с силами, чтобы начать разговор об этом. Штат Техас… Да, он собирался рассказать им об этом в Техасе. “Отросток” Техаса, прозываемый “ручкой сковородки”, остался позади, а Билл так и продолжал молчать, погрузившись в глубокое раздумье…

Что же Бог пытался сообщить ему? Он был в недоумении не просто из-за сниженной посещаемости его собраний в Сан-Фернандо — за последние несколько месяцев он наблюдал перемены, происходившие по всей стране. Если раньше он получал тысячи писем в неделю, то теперь к нему приходили только сотни писем. Конечно, от этого его финансовое положение не изменилось. Редко в каком-либо из этих писем можно было найти деньги, так как Билл рассылал молитвенные ткани бесплатно. Ослабевавший интерес людей к его служению — вот что озадачивало его. Могло ли это быть как-то связано с его решением преподавать больше библейского учения?

Билл ломал себе голову над тем, что ему следовало сейчас предпринять. Как же он сможет обеспечивать свою жену и детей? Положение Билла казалось безвыходным: в возрасте 46 лет он располагал не ахти каким образованием, минимальным опытом предпринимательства и очень ограниченными коммерческими способностями. Он надеялся, что сможет вернуться на свою прежнюю работу в Компании коммунального обслуживания Индианы. Может быть, он мог бы начать совместный бизнес с Бэнксом Вудом по строительству домов? Бэнкс был отличным плотником. Билл смекнул, что чем скорее он вернется на работу, тем быстрее сможет выплатить свой долг в 15 000 долларов.

Со стороны казалось нелепым, что он внезапно очутился в долгу, как в шелку. Придержи он у себя одну сотую тех денег, которые люди приносили ему лично, он к этому времени был бы мультимиллионером. Билл же всегда отказывался от таких подношений. Он считал, что если бы у него был огромный банковский счет, он, возможно, полагался бы на деньги вместо Бога. Его церковь выделяла ему скромную еженедельную зарплату в 100 долларов. Большая часть денег, собранных во время его кампаний, использовалась для оплаты расходов этих кампаний. Если оставалось сколько-то денег, Билл отдавал их христианским миссионерам или для благотворительных целей. Из-за такого подхода баланс текущего счета “Кампаний Бранхама” был чуть ли не на нуле. Возможно, это не было практичным способом ведения его служения, но в те времена Билл вовсе не пытался быть успешным предпринимателем — он просто старался быть успешным евангелистом.

Совсем недавно представители Налогового управления США сообщили ему, что они желают провести ревизию денежных средств его миссионерских кампаний. Билл вовсе не обеспокоился по поводу этой ревизии — странным казалось то, что контролеры Налогового управления решили ревизовать финансовую деятельность его служения именно в это время. Что же Господь пытался сообщить ему через это? Было ли по-прежнему что-то не в порядке с его служением? Нужно ли было еще что-нибудь изменить?

Никто не мог отрицать неимоверное воздействие служения Билла, оказанное на христианскую церковь за последние десять лет. Помимо того, что сотни тысяч людей получили спасение и исцеление во время его кампаний, он дал вдохновение сотням проповедников проводить подобные служения. Многие из этих начинающих были истинными мужами, исполненными Святого Духа — однако не все были в таком состоянии, и, возможно, в этом-то и заключалась вся проблема. Некоторые из этих выскочек пытались подражать служению, которое они вовсе не понимали, и в результате этого сеяли среди людей духовное замешательство.

Билл стал размышлять о шестнадцатилетней девочке, которая недавно приходила к нему домой для личного собеседования. Она была ужасно напугана, потому что какой-то проповедник из Калифорнии, заявлявший, что имеет дар различения сердечных тайн, сказал ей, что у нее рак. Взяв девочку за правую руку левой рукой, Билл сразу же определил, что у нее не было никакого рака. Она покинула его дом с облегчением в сердце. Биллу же стало не по себе при мысли о том, скольких еще людей тот проповедник обольстил.

Однажды Билл побывал на собрании, во время которого проповедник заявлял, что имеет дар исцеления в своей правой руке. Всякий раз, когда он прикасался к кому-нибудь, чтобы вознести молитву, он кричал: “Чувствуете это? Вы чувствуете это?” После собрания Билл встретился с ним позади палатки и сказал:
— Это ведь ложь, и ты об этом знаешь. Конечно, ты можешь обмануть этим много людей, но однажды тебе придется ответить за это перед Богом. И что тогда?

В другом случае Билл посетил собрание, во время которого женщина заявляла, что имеет дар различения сердечных тайн. Она говорила следующее: “Господь сказал мне, что кто-то в этой аудитории является вероотступником”, или “Господь сказал мне, что у кого-то здесь болезнь почек. Поднимите, пожалуйста, руку, если вы тот человек”. Билл подумал: “В любой большой толпе обязательно найдутся христиане-вероотступники и люди с болезнями почек. Это же не различение тайн! Она воздействует на людей психологией”.

Во время другого церковного служения Билл наблюдал, как служитель молился за мужчину-сердечника, дергая его во все стороны, в то время как жена этого проповедника била палкой по полу и кричала: “Пошел вон! Выйди из него, дьявол! Пошел вон! Убирайся!” Еще хуже того был евангелист, который наносил своим пациентам удары кулаком в живот, заявляя, что таким образом он изгонял из них бесов. В другой раз Билл услышал, как некий мужчина говорил, что мог чувствовать запах болезней и демонов. Так почему же люди слушали такой вздор, вообще не соответствующий Писанию?! Неудивительно, что мир презирал и высмеивал саму идею божественного исцеления. Неудивительно, что так много христиан было в замешательстве относительно духовных даров. Повсюду витало такое скопище лжи и обмана, что затемняло истину.

Под колесами машины Билла пролетел еще один день и множество километров, когда он проезжал через штаты Оклахома, Миссури, Иллинойс и, наконец, въехал в Индиану. Незадолго до прибытия домой Билл сказал своей семье о решении перестать заниматься евангелизацией. Билли Поль сказал:
— Папа, тебе бы лучше быть осторожным. Не сказал ли апостол Павел: “Горе мне, если я не благовествую”?
— Я вовсе не говорил, что перестану проповедовать Евангелие. Я имел в виду, что прекращу проводить эти евангелистические кампании. Я по-прежнему буду проповедовать в скинии. Возможно, Брат Невилл сможет проводить служения в воскресенье утром, а я — в воскресенье вечером. Может быть, я иногда буду даже арендовать большой зал для международного собрания, во время которого буду молиться за больных.

Наступила ночь, однако тусклое свечение приборного щитка автомобиля показало беспокойство на лице Меды. Она сказала:
— Билл, ты ведь знаешь, что я буду безмерно рада видеть тебя дома со мной и детьми. Но посмотри, что совершило твое служение. От него началось пробуждение по всему миру. Я просто не понимаю, почему Бог желал бы, чтобы ты вот так прекратил все это. Я надеюсь, что ты знаешь, что делаешь.
— Ну, одно я знаю: мне нужно сдержать мое обещание, которое я дал Богу.
— Бог вовсе не велел тебе уходить с поприща, — сказал Билли Поль. — Это ведь нечто, что ты сказал Богу.
— Ты прав, сынок. Мы верим, что Бог будет выполнять Свои обещания нам, поэтому и мы должны стараться выполнять наши обещания, данные Ему.
— Папа, я думаю, что ты совершаешь ошибку.
— Если я ошибаюсь, тогда давай помолимся, чтобы Господь поправил меня.

Домой они возвратились около четырех часов утра. Прежде чем Билл лег спать, он еще раз помолился, чтобы Бог показал ему, что делать дальше. Затем, несмотря на свое душевное смятение, он уснул.

Меда встала в шесть часов утра, чтобы подготовить Ревекку к школе. Билл проснулся от ее движений и шагов по комнате. Он сел на краю кровати и стал протирать заспанные глаза.
— Дорогая, этим утром я позвоню в компанию коммунального обслуживания и узнаю, смогу ли вернуться на мою прежнюю работу. Если из этого ничего не получится, тогда посмотрю, захочет ли Брат Бэнкс заняться со мной строительной работой. Я должен зарабатывать хоть сколько-то денег, чтобы начать выплачивать тот долг.
— Билл, ты сказал мне, что некоторые из братьев в Калифорнии застраховали ту кампанию. Итак, получается, что долг уже покрыт.
— Это правда, но мое обещание перед Богом заключалось не в этом. Насколько я это вижу, сейчас я должен тем братьям 15 000 долларов.
— Билл, я надеюсь, что ты знаешь, что делаешь, — сказала Меда.
— Ну, я думаю…
Закончить предложение он не успел.

Происходило нечто необычное. Вместо того чтобы смотреть на свою жену, Билл наблюдал, как два грязных мальчика, без рубашек, шли к нему по грунтовой дороге. Их босые ноги подняли облако пыли, которая оседала на их изодранные штаны. У них обоих были всклоченные черные волосы, темные глаза и коричневая загорелая кожа. Один из них тащил повозку на деревянных колесах.

— Дорогая, — сказал Билл, — смотри, кто идет.
— О чем ты говоришь? — спросила Меда.
К этому времени Билл уже слишком глубоко погрузился в видение, поэтому не мог ответить ей. Затем его жена вышла из комнаты, и видение стало для него всем.

Нечто мощное перенесло его мимо этих детей… Затем в видении он подошел к Майнеру Арганбрайту, который с улыбкой сказал:
— Брат Бранхам, все готово. Мы раздали все молитвенные карточки, и у нас есть способ, как проводить тебя туда и выводить. Собрание уже началось, поэтому тебе пора идти.
— Благодарю, Брат Арганбрайт.
Билл прошел мимо своего друга к арене под открытым небом, заполненной тысячами людей с коричневой кожей. Толпа слушала проповедника, который говорил с платформы, сооруженной посередине арены. Билл спросил у группы служителей:
— Кто этот человек?
Светловолосый проповедник сказал:
— Они поставили его туда.
— Кто это они? — спросил Билл
. Ничего не ответив, служители удалились, за исключением этого светловолосого мужчины. В то же мгновение проповедник, стоявший на платформе, сказал: “Теперь вы все можете расходиться”. Люди начали покидать арену.
— Ему не следовало так поступать! — возразил Билл. — Он ведь не сделал призыва к алтарю.
— Все в порядке, — ответил блондин, поднимая мешок с деньгами и тряся его, так что Билл мог слышать звон монет. — Мы уже собрали пожертвование.
Билл резко сказал, с отвращением:
— С каких это пор пожертвование стало важнее душ, отвоеванных Христу?
Проигнорировав этот вопрос, незнакомец ответил:
— Вы будете проповедовать чуть позже сегодня днем.
К этому времени арена почти опустела, и стал накрапывать дождик. Билл сказал с усмешкой:
— Нам очень посчастливится, если сегодня днем придет хотя бы дюжина людей.
Мужчина пожал плечами и сказал:
— А разве с Иисусом не осталось всего лишь двенадцать человек после того, как Он сказал людям истину?
Откуда-то сзади, справа от Билла, Ангел Господень сказал:
— Исходя из этого, ты будешь знать…
Затем Ангел перенес его еще глубже в видение. Не успел Билл опомниться, как уже держал в одной руке мягкий детский ботиночек, а в другой руке — шнурок. Он пытался продеть этот толстый шнурок в маленький глазок ботиночка, и у него никак это не получалось. При каждой его попытке протолкнуть шнурок в дырочку расслаивалось все больше и больше волокон, что не давало шнурку пройти сквозь это отверстьице. Скручивая конец шнурка еще плотнее, Билл продолжал пытаться продеть его, однако чем больше он прилагал усилий, тем больше шнурок раскручивался. Задача казалась непосильной. Толщина шнурка намного превышала диаметр крошечного отверстия в ботиночке.
— Что ты делаешь? — спросил Ангел Господень.
— Я пытаюсь зашнуровать этот ботиночек, но все мои усилия напрасны. Шнурок никак не проходит через дырочку.
— Ты не так это делаешь. Используй другой конец шнурка.
Билл так сильно сосредоточился на зашнуровывании этого детского ботиночка, что вообще не заметил длину шнурка, который ниспадал на пол, переходя в большой запутанный клубок. Найдя другой конец шнурка, Билл увидел, что он был достаточно тонким, чтобы пройти сквозь этот небольшой глазок в ботиночке.
Ангел сказал:
— Неужели ты еще не понимаешь? Тебе не удастся научить пятидесятнических младенцев сверхъестественным вещам. Если попытаешься это сделать, то вызовешь одни лишь плотские подражания.
Затем Ангел перенес Билла еще глубже в видение. Теперь Билл подошел к красивому озеру, окруженному зеленевшими деревьями. Вода казалась чистой как хрусталь. Билл увидел стаи рыбешек, плававших возле берега, а вдали, на глубине, он заметил несколько больших радужных форелей. На берегу стояло много рыбаков, которые забрасывали свои удочки, однако на крючок им попадались лишь мелкие рыбешки. Билл подумал: “Я ведь хороший рыбак. Думаю, что смогу поймать вон там тех больших форелей”.
Вдруг шнурок в видении перешел в рыболовную леску, а детский ботиночек превратился в приманку и крючок. На земле, у ног Билла, лежала удочка. Он поднял ее и смотал леску на катушку. За спиной Ангел сказал ему:
— Я научу тебя рыбачить, но мне хочется, чтобы ты никому не говорил, как это делать. Просто держи это при себе.
— Понятно.
— Во-первых, привяжи приманку к концу лески и насади наживку на крючок. Затем забрось леску далеко на глубину. Дай приманке немного опуститься, а потом слегка потяни. Это привлечет к приманке мелких рыбешек. Когда почувствуешь, что одна из них начнет клевать, снова подтяни леску, но немного сильнее, чем в первый раз. От этого мелкие рыбешки бросятся врассыпную, что, в свою очередь, привлечет крупную рыбу. Когда почувствуешь, как одна из тех больших рыб начнет клевать, сделай резкую подсечку, чтобы крючок надежно вонзился ей в челюсть. Затем сможешь тащить рыбу к берегу.
Билл принялся делать то, что сказал ему Ангел. Пока он насаживал на крючок наживку, другие рыбаки подошли к нему, чтобы посмотреть. Все эти рыболовы были христианскими служителями, и, увидев его там, они с воодушевлением говорили:
— Хвала Господу! Это же Брат Бранхам. Уж он-то настоящий рыбак. Давайте посмотрим, как он это делает. Он может показать нам, как поймать много рыбы. Греясь в лучах такого внимания, Билл сказал:
— Конечно, я покажу вам, как это делается.
Он забросил леску далеко в озеро и позволил приманке опуститься на достаточную глубину.
— Так вот, братья, эти мелкие рыбешки хороши, но нам нужно поймать и больших рыб. Вот как надо это делать. Во-первых, слегка потяните леску. Это привлечет небольших рыбешек. Когда одна из рыбешек начнет клевать, снова поддерните леску, просто чуть сильнее, но не слишком сильно. Мелкие рыбешки рассеются, и тогда приплывут большие рыбы, чтобы посмотреть, что там происходит. Одна из тех крупных рыб обязательно набросится на приманку.
Билл продемонстрировал эту рыболовную тактику, сделав первый легкий рывок. Как и ожидалось, стая мелких рыбешек поплыла к его мелькавшей приманке. От этого служители пришли в восторг и стали хлопать друг друга по спине, разглагольствуя:
— Аллилуйя! Хвала Господу! Это просто замечательно!
Их воодушевление передалось Биллу. К тому времени, когда он почувствовал поклевку, он настолько сгорал от желания поймать рыбу, что сделал слишком сильную подсечку, в результате чего леска вместе с приманкой вылетела из воды и упала аж на самый берег. Леска у ног Билла запуталась в сплошную “бороду”. Он и вправду поймал рыбу, но она была настолько мелкой, что он удивлялся, как она вообще смогла взять приманку в рот. У служителей тем временем пропал интерес к этому, и они ушли.
Теперь перед Биллом предстал Ангел Господень. Его черные волосы и желтовато- коричневая кожа резко подчеркивали его белую одежду и тюрбан. Он скрестил руки на груди и нахмурился.
— Ты ведь сделал как раз то, чего я велел тебе не делать.
Биллу стало стыдно за себя.
— Я знаю, что поступил неправильно, — рыдая, сказал он, и тем временем пытался распутать возле себя “бороду” из лески. — Во второй раз я дернул слишком сильно.
— В этот раз постарайся не запутать леску, — наставлял его Ангел. — Этот урок рыболовства символизирует твое служение. Первый Рывок — это когда ты брал людей за руку и мог чувствовать вибрации их болезней. Второй Рывок — это различение, посредством которого ты мог знать тайны их сердца. Я сделал тебя провидцем для людей, но ты всегда пытался объяснять это. Тебе не следовало это делать. Ты взял сверхъестественный дар и сделал из него общественное зрелище. Поскольку ты так поступил, появилось множество плотских подражателей, которые стали вызывать везде замешательство.
— Я так глубоко сожалею об этом. После этого я постараюсь быть более внимательным.
К своему огромному облегчению, Билл, наконец, распутал свою леску. Подмотав свисавшую часть лески, он отвел назад руку для очередного заброса. Забросить удочку Билл не успел, так как Ангел перенес его еще глубже в видение.
Теперь он находился высоко в воздухе — причем не снаружи; наоборот, казалось, что он стоял внутри какого сооружения. Над его головой простирался куполообразный потолок, как в кафедральном соборе или в огромной палатке. Никогда раньше Биллу не доводилось видеть такой громадный тент. Внизу, под Биллом, в рядах сидели тысячи людей, обращенных лицом к платформе в конце палатки. Сотни из них стояли на коленях у этой платформы, тихо плача и поклоняясь Иисусу Христу. Похоже, это было евангелистическое собрание, и проповедник только что сделал призыв к алтарю. Билл сказал: “Вот, это уже более правдоподобно”.
Любезный на вид мужчина подошел к кафедре и сказал успокаивающим голосом:
— Пока Брат Бранхам отдыхает, давайте сделаем молитвенную очередь. Все, у кого есть молитвенная карточка, выстраивайтесь вот здесь, справа от меня.
Лицом Билл был обращен в ту же сторону, что и люди — то есть, к кафедре на платформе. Находясь в воздухе и имея хороший обзор всего происходившего там, Билл наблюдал, как люди с молитвенными карточками встали и начали двигаться влево, формируя молитвенную очередь, которая тянулась до самого конца тента и затем выходила наружу. Это очень отличалось от собраний, которые Билл проводил в данное время. В этой очереди было не только намного больше людей, чем обычно, но сама структура молитвенной очереди была совсем другой. Перед молитвенной очередью висел занавес из плотного, как парусина, материала, заслоняя вид платформы тем людям, стоявшим на полу. На платформе все также было иначе. Между молитвенной очередью и кафедрой стояло прямоугольное сооружение длиной около 6 метров и шириной около 4 метров. С каждой стороны этого строения была дверь. У двери, обращенной к молитвенной очереди, стояла женщина, держа в руке записную книжку. Еще одна женщина стояла у другой двери, возле кафедры. Озадаченный всем этим, Билл стал оглядываться вокруг, ища Ангела Господня, чтобы попросить Его объяснить ему это. Ангел зависал в воздухе возле него, чуть правее. Над Ангелом кружился тот Свет, испуская язычки пламени и гудя пульсирующим звуком, похожим на шум вихря. Затем произошло нечто такое, чего раньше Биллу никогда не приходилось видеть. Столп Огненный покинул Ангела Господня и стал плавно перемещаться по аудитории, пока не приблизился к тому небольшому сооружению на платформе. На несколько мгновений Свет повис над тем строением и затем проник сквозь крышу в комнату, находившуюся ниже.
Как только Столп Огненный исчез из виду, Ангел Господень сказал:
— Я встречусь с тобой там. Это Третий Рывок.
К этому времени молитвенная очередь стала продвигаться вперед. Первой в очереди была женщина на больничных носилках. Двое мужчин понесли ее за занавес, поднялись по ступенькам и прошли по платформе к тому небольшому строению. Женщина, стоявшая у двери, ближайшей к молитвенной очереди, записала в блокнот имя и фамилию больной женщины, а также ее заболевание. Затем те двое мужчин внесли носилки с пациенткой в ту комнатку. Во всем здании воцарилась тишина, так как все люди сосредоточили свое внимание на том прямоугольном сооружении, размещенном на платформе. Вдруг дверь, ближайшая к кафедре, открылась, и оттуда вышла та женщина, которая теперь уже толкала перед собой носилки и во весь голос прославляла Бога.
Темноволосая женщина, стоявшая у задней двери того строеньица, была, похоже, репортершей. Она спросила у только что исцелившейся женщины:
— Что там произошло?
— Я не знаю, что произошло, — ответила женщина. — Я была парализована в течение двадцати лет. Посмотрите же на меня сейчас. У меня такое чувство, будто я вообще никогда не была калекой.
Вторым в молитвенной очереди был мужчина на костылях. Ковыляя, он вошел в ту комнатку, но вскоре выскочил из нее через заднюю дверь, крича и размахивая костылями над головой. Женщина-корреспондентка задала тот же вопрос:
— Что там произошло?
Мужчина ответил:
— Не знаю. Но вы только взгляните на меня: я ведь могу ходить!
Билл сказал Ангелу Господню:
— Я этого не понимаю. Что же происходит в той маленькой комнате?
— Не сказал ли наш Господь: “Когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться перед людьми… Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно”?
— Да, именно это наш Господь велел нам делать.
— Я встречусь с тобой в той комнате. Это и есть твой Третий Рывок. Это не будет общественным зрелищем.
— Понятно.
Ангел перенес Билла в ту комнату и сказал ему, что делать в третий раз. Затем Ангел поделился с ним той тайной.

Ссылаясь на тот разговор, Билл сказал:
— Друзья-христиане, когда я покину этот мир, эта тайна так и останется в моем сердце. Однако не забудьте моих слов: наблюдайте за тем, что произойдет дальше.



Up